На что способен социальный бизнес

Рэгіён:
09.04.2016

 № 62 (24944)05.04.16.Создать и запустить проект, который не только принесет прибыль, но и сможет решить проблемы множества людей? Тысячи энтузиастов уверены — это реально! Социальное предпринимательство активно развивается во всем мире. По своей сути это принципиально новая уникальная бизнес–модель, где цель — не получение сверхдохода, а акцент — на смягчение остроты некой социальной проблемы. А если мыслить глобально — рост общего блага. К таким проектам можно отнести создание обучающих детских центров, компаний по производству экопродукции, переработке отходов, сохранение культурных ценностей и многое другое. Но есть и особая категория «нового предпринимательства» — предприятия, где работают люди с ограниченными возможностями.

 -- Для Беларуси социальный бизнес — явление относительно новое. Однако свой опыт имеется, и есть примеры, которыми можно гордиться, — рассказывает заведующая лабораторией «Общественное мнение» Государственного института управления и социальных технологий БГУ Ирина Левицкая. — В течение года мы изучали этот вид инновационной деятельности в стране и пришли к выводу — формируется новое сообщество людей, которые понимают: надо объединяться, чтобы решать проблемы, затрагивающие интересы многих.
 
Возможности без ограничений
 
Воспитывая сына с аутизмом, Наталья Амплеева сумела посмотреть на своего ребенка со стороны не ограничений, а его возможностей. И возглавила социально–трудовую мастерскую при поддержке Белорусской ассоциации помощи детям–инвалидам и молодым инвалидам. Теперь говорит:
 
— Еще 11 лет назад в Минске не было площадок, где такие молодые люди могли бы чему–то обучиться и применять свои навыки. И я поставила себе цель — создать полиграфическую мастерскую. Мы приобрели оборудование, чтобы помочь ребятам с инвалидностью освоить новые виды деятельности. Спустя год я увидела, как изменился сын, о котором врачи говорили, что он необучаем и никогда не сможет сделать что–то полезное для других. Сейчас первичные трудовые навыки в мастерской получают 24 человека. Самых подготовленных мы устраиваем на работу в УП «АртИдея», которое было организовано, чтобы создать специализированные рабочие места. Сегодня там трудятся 3 пенсионера — директор и 2 мастера — и 12 ребят со множественными проблемами здоровья. Постепенно в «АртИдее» стали заниматься не только полиграфией, печатая визитки, буклеты, календари, — начали создавать атрибутику для свадебных церемоний, картины и открытки ручной работы, галантерею для детей и многое другое. Все со вкусом — изящно и аккуратно.
 
Эта мастерская — по сути, инновационная площадка, на которой отрабатываются способы и методы работы с людьми с ментальными нарушениями. Уже 18 человек даже удалось устроить на рынке труда. Немного? Как посмотреть. Люди с тяжелой инвалидностью не сидят в четырех стенах дома — занимаются делом, зарабатывают... Проблема в том, что юридически проект воспринимают как коммерческую структуру, признается Наталья Александровна:
 
— На самом же деле фактически мы — социальное предприятие. Так как у 80% наших работников есть тяжелая инвалидность, УП «АртИдея» имеет льготы по налогообложению. Однако в конце прошлого года произошли изменения в налогообложении не в поддержку таких предприятий, как наше. Раньше мы могли работать по упрощенной системе без НДС, что притягивало к нам клиентов из–за доступной стоимости товара. Но теперь вынуждены закладывать налог на добавленную стоимость, увеличивая цену на 20%. Еще немалая проблема в том, что большую статью наших расходов составляют коммунальные услуги. В последнее время их стоимость выросла вдвое... Я медик по образованию, а здесь еще и полиграфист, юрист, финансист, специалист по трудотерапии, занимаюсь в том числе поставкой материалов и сбытом продукции. Вот если бы на законодательном уровне торговые точки обязали внести в ассортиментный перечень продукцию таких социальных предприятий, как наше, пусть в небольших объемах, работать стало бы легче!
 
Но никакие проблемы, по словам Натальи Амплеевой, не заставят ее сложить руки. В прошлом году это маленькое, но гордое предприятие произвело продукции на 250 миллионов рублей, уплатило 60 миллионов налогов. Для страны капля в море? Но ведь, как понимаете, это бизнес «особого рода».
 
Дорога в жизнь
 
10 лет назад бухгалтер из Столина Мальвина Выдрицкая вместе с другими родителями задумалась о трудовом стаже своих подрастающих детей с инвалидностью:
 
— В то время социальные пенсии для 3–й группы были просто мизерными. Годовой трудовой стаж мог дать им пенсию в разы больше. И мы решили создать проект по организации швейного производства, назвав его «Дорога в жизнь». Нас поддержали местная власть, спонсоры, специалисты профтехучилища.
 
Ныне УП «Дорога в жизнь» можно назвать одним из наших долгожителей в сфере социального бизнеса. Здесь производят постельные и столовые принадлежности, спецодежду, а также керамические изделия и сувенирную продукцию. Мальвина Кузьминична говорит, что работать им сложно, если сравнивать ситуацию с Европой, где традиции социального предпринимательства насчитывают десятилетия:
 
— Как–то мне посчастливилось побывать в Голландии, посетить предприятия, где работают люди с психоневрологическими нарушениями. Там они логично встроены в систему экономики государства. Например, в Амстердаме есть компания, обслуживающая аэропорт города — персонал с ограниченными возможностями стирает и приводит в порядок униформу его сотрудников, занимается сортировкой столовых приборов, скручивает канаты для грузового аэропорта. Они приносят пользу обществу, получают доход. Безусловно, мы как родители детей с инвалидностью мотивированные люди, много сил вкладываем в их адаптацию. Но у нас нет возможности устроить всех наших ребят на работу...
 
Когда Белорусская ассоциация помощи детям–инвалидам и молодым инвалидам провела статистический опрос, выяснилось: более 80% «особенных» людей нигде не работает. Среди тех, кто имеет 3–ю группу инвалидности, трудятся только 50%, 2–ю — 6%, 1–ю — 4%. Хотя очень многие и хотят работать, и могут. Но, увы, не многие их слышат...
 
Как у них?
 
В России социальное предпринимательство развивается в альянсе с некоммерческим партнерством. Например, за счет средств фонда «Наше будущее» был профинансирован историко–культурный проект «Коломенский центр развития познавательного туризма», где восстановили местное производство яблочной пастилы. В городе отреставрировали здание «Конфетно–пастильного заведения П.К.Чуприкова», там же «оживили» производство по старинной технологии. Теперь от иностранных и российских туристов отбоя нет. Проекты, подобные этому, становятся драйверами возрождения малых городов большой страны.
 
Кстати
 
Лауреат Нобелевской премии мира профессор Мухаммад Юнус считает: «До недавних пор бизнес всегда был сосредоточен на самом себе и имел единственную цель — получение прибыли. В свою очередь социальный бизнес извлекает прибыль, решая социальные проблемы и помогая обществу функционировать более эффективно. Он комбинирует деловые ноу–хау со стремлением повысить качество жизни, фокусируясь не на самом себе, а на окружающем мире».
 
Цифры
 
По данным научно–исследовательской лаборатории социологических и маркетинговых исследований «Общественное мнение» Государственного института управления и социальных технологий БГУ, в социальном предпринимательстве до 32% проектов посвящено идеям историко–культурного развития, организации развивающего досуга — 13%, образованию и развитию личности — 13%, физкультуре, спорту и охране здоровья — 13%, социальной работе и реабилитации — 8%.
 
 Алла Мартинкевич

Air Jordans